Подписка на рассылку

Хотите быть в курсе последних событий?

Косметология и пластика: объединяй и властвуй! (часть II)

Косметология и пластика: объединяй и властвуй! (часть II)
В первой части интервью директор OOO "ENERGY-RUS", к.м.н. Леонид Владимирович Тарковский и заместитель главного врача по науке и инновациям, заведующий отделением лазерной хирургии клиники пластической хирургии и косметологии «Анастасия», действительный член РОПРЭХ, к.м.н. Александр Геннадьевич Михайлов рассказали читателям «Эстетического Гида» о том, какую роль может взять на себя врач-косметолог при подготовке пациента к хирургической операции и реабилитации после неё, как процедуры способны повлиять на процесс восстановления и почему сейчас специалисты стремятся идти по пути минимальной травматичности. Ниже – продолжение интереснейшей беседы с именитыми специалистами.


В чем заключается преемственность косметологов и пластических хирургов?

Тарковский Леонид Владимирович.jpg

ТАРКОВСКИЙ Леонид Владимирович

Я не представляю, как эти два направления могут развиваться без взаимодействия. Я убежден, что подавляющее большинство пациентов идут на операции по рекомендации косметологов. Здесь не стоит лукавить: хирурги, скорее, ремесленники, которые выполняют свою работу – разумеется, они могут делать это отлично. Но выбор пациента для этой операции, его психологическая подготовка, выявление показаний к операции – это, по большей части, задача косметолога. И если и косметолог, и пластический хирург будут трудиться эгоистично и автономно, пациент останется на распутье, сам по себе. Порой оказывается, что хирург не имеет ни малейшего представления о том, что ему следует делать после операции, он считает, что одной успешно проведенной операции может быть достаточно – и это заблуждение. Точно так же, как и иной косметолог может считать, что он уже давно в этой профессии, владеет необходимыми методиками в совершенстве, и пациенту этого тоже должно хватать. Приходя к хирургу, клиент иногда даже не может вспомнить, какие именно эстетические процедуры ему проводили.

Этой связи сегодня нет, за исключением тех случаев, когда эти специалисты трудятся в одной клинике. Тогда решения принимаются коллегиально, пациентов ведут и до, и после операции. На такую совместную работу решаются только продвинутые хирурги, которые, помимо своего профиля, интересуются еще и смежными науками. Ведь операция – это не конечный пункт к получению результата, это лишь первый этап. Очень важно сказать пациенту после операции, что она была ему нужна, что он отлично выглядит. Хирург такого обычно не говорит, потому что на пятый-седьмой день он снимает швы и больше пациента не видит, если только тот сам не придет. Косметолог должен стать этим звеном между ними, с ним пациент всегда будет доверительнее, хотя бы потому, что они чаще встречаются. Именно косметолог будет поддерживать пациента в постоперационный период, когда он сам будет сомневаться в результате, услышит некомпетентное мнение мо стороны или будет переживать из-за слишком медленного процесса заживления.
Александр Геннадьевич Михайлов

МИХАЙЛОВ Александр Геннадьевич

Я знаю много уважаемых медиков, которые трудятся в клиниках, где есть и косметология, и пластическая хирургия, но преемственности между этими направлениями нет. Спрашивается, почему? Ведь все понимают, что это хорошо и правильно. Но на деле косметологи занимаются своими инъекциями, на которых они зарабатывают основные деньги, а реабилитация остается без внимания, потому что она, по их мнению, почти не приносит им прибыли. Хотя именно для этого специалиста восстанавливающие процедуры должны быть в приоритете, потому что, в противном случае, хирург занимается не совсем той работой, которую он должен выполнять. Правильно сказано, он – ремесленник, он оперирует, но, как говорил уважаемый мной профессор Боровиков, ничто не заменит доверительного общения между пациентом и врачом, и сегодня пластический хирург, которому не безразлична дальнейшая судьба своих пациентов, стал не только реабилитологом, но и психологом.

В этот восстановительный промежуток, чтобы пациент был удовлетворен результатом операции, он не должен чувствовать себя брошенным, он должен видеть, что им занимаются. Здесь ключевую роль и должны играть косметологи, которым необходимо в реабилитационный период брать пациента на себя. Хуже нет, когда пациент приходит на осмотр после операции, хирург говорит ему: «Вам сейчас необходимо пройти курс таких-то и таких-то процедур», - и отправляет к косметологу, а тот отправляет клиента обратно со словами: «Пусть хирург напишет, сколько процедур я должен вам сделать». Это абсурд! Хирург может просто не знать таких тонкостей. Отсюда вывод: косметологи пока просто не понимают своей выгоды. Ведь если именно они подготовят пациента к операции, на реабилитацию тот снова придет к ним, а потом с удовольствием будет пользоваться услугами для поддержания эффекта – то есть, они не теряют пациентов. Но хирурги не могут обязать косметологов, они должны сами проявить инициативу.
Тарковский Леонид Владимирович

ТАРКОВСКИЙ Леонид Владимирович

Важно понимать, что реабилитационные мероприятия для косметологов – это труд. Тяжелый, иногда неблагодарный, потому что кажется, что приходится решать не свои проблемы. Но я сам знаю много врачей-косметологов, которые очень любят заниматься этой практикой, считая инъекционные методики одними из прочих методов лечения.

Как это взаимодействие осуществляется в вашей клинике, в Таллине?

Тарковский Леонид Владимирович

ТАРКОВСКИЙ Леонид Владимирович

Я попал в Таллин по распределению на работу после института. И когда Советский Союз распался, остался там, потому что в 1991 году мы начали создавать нашу клинику, которая стала первым частным профильным медицинским центром. Сейчас это – огромная клиника площадью 2000 кв.м., два корпуса по четыре этажа каждый. Она изначально задумывалась как хирургическо-косметологическая, но включала гинекологию, дерматологию и стоматологию, которая впоследствии исчезла.

В Европе сегодня косметология по доходности почти не уступает хирургии, а по затратам она значительно ниже. И многие руководители клиник не понимают, что этот симбиоз сегодня может принести значительно больше денег, чем клиники широкого профиля. Есть такая тенденция: если клиника получила лицензию на хирургию, ее начинают "пичкать" всеми возможными направлениями. Я считаю это огромной ошибкой, потому что узкие направления должны практиковаться в профильных больницах. А частная косметология и пластическая хирургия должны развиваться вместе – это золотое зерно. По классической программе в клинике на каждого хирурга должно приходиться два косметолога – такая комбинация дает отличный результат и высокий доход. К ним можно добавить еще одного массажиста по телу, и тогда паззл сложится.

Есть ли различия и совпадения в подходах российских и зарубежных специалистов?

Тарковский Леонид Владимирович

ТАРКОВСКИЙ Леонид Владимирович

Эксперт Я всю жизнь работаю в Европе, обучался в клиниках в Берлине (два года) и Риме (один год), где на базе ватиканского центра делается огромное количество пластических операций. Если говорить о подходах в хирургии, лет десять-пятнадцать назад я бы сказал, что между нашими и зарубежными специалистами есть огромная разница. Сейчас, в силу того, что российские хирурги много выезжают, обмениваются опытом, все выравнивается. Пластическая хирургия – это отдельный маленький мир, своя тусовка, в которой каждому интересно поделиться и посмотреть, что делают другие. В Европе никто никогда не скажет тебе, что ты делаешь что-то плохо или хорошо, тебя просто спросят, как именно ты работаешь – это очень уважительная форма общения, и неважно, сколько тебе лет. В этом смысле различий почти нет. Но отличается сама образовательная система.

Так, в Европе пластическая хирургия – это строго контролируемое лицензированное мероприятие. И там контролируется все – не только хирургия как таковая, но и разные элементы этой процедуры. Второе отличие в том, что в Европе процесс получения этой лицензии – скажем, для частной практики, - очень долог: там после клинического образования необходимо получать еще трехлетнее профильное, по пластике, плюс требуется практика. В сумме все это занимает до 12 лет. Еще одно отличие в том, что в Европе и пациенты и хирурги более застрахованы. Там хирурги не будут проводить операцию, если заранее видят в этой процедуре какой-то риск для себя, потому что потерять лицензию можно навсегда. Пациенты же с любыми осложнениями могут обращаться с договором в суд, и врачи будут платить им огромные компенсации, чтобы сохранить свое имя. В России такие практики пока не развиты, здесь все свободнее.
Александр Геннадьевич Михайлов

МИХАЙЛОВ Александр Геннадьевич

Десять-пятнадцать лет назад и раньше - разница была огромна. Тогда по пластической хирургии не было даже соответствующей литературы, и, скажем, немецкие литературу и атласы по пластике и микрохирургии нам давали переписать только в кабинете профессора. Я сам двадцать пять лет занимаюсь пластической хирургией, и помню, как все это начиналось. Мы «варились в собственном соку», читали зарубежных авторов, учились на своих ошибках. Многое из того, что мы делали, мы осуществляли впервые, и это нигде не было описано. Сейчас все доступно, наши доктора ездят заграницу и сами читают там лекции, даже в Бразилии, которая считается фундаментальной в практической эстетической хирургии и где оперируется весь мир. Там работают специалисты из Германии, Италии, США, потому что это теперь это мерило качества. Там очень уважают хирургов из России, а это - признание.
P.S. Даже если нам кажется, что сотрудничество с другими специалистами не принесет нам пользы, это еще не значит, что не стоит пробовать. Когда в нашей помощи нуждается не просто человек, а целое научное направление, не стоит ли нам потратить чуть больше рабочего времени, чтобы расширить список собственных возможностей и поддержать коллег? Тем более, как показывает российская и международная практика, такая лояльность идет на пользу и тому, кому помогают, и тому, кто согласился помочь.
20.11.2015
Рекомендуем прочитать
Косметология и пластика: объединяй и властвуй! (часть I)
09.11.2015Косметология и пластика: объединяй и властвуй! (часть I)
О пользе работы в тандеме хирургов и косметологов - в интервью нашему порталу - Леонид Владимирович Тарковский и Александр Геннадьевич Михайлов.
Русский лазер и итальянская реабилитация
08.10.2015Русский лазер и итальянская реабилитация
Обзор семинара "Применение многофункциональной лазерной системы Magic3 в косметологии и интенсивная реабилитация и уход после лазерного воздействия".
Оставьте свой комментарий
CAPTCHA

Войдите или зарегистрируйтесь!
CAPTCHA
Подписка на рассылку

Хотите быть в курсе последних событий?

ЗАКРЫТЬ